Без добрых дел, человек чувствует себя неуютно в этом мире. Мудрые наставления Евгения Леонова сыну

Хороший человек и великий актер!


Евгений Павлович Леонов с сыном Андреем (фотография 1967-1968 года)

25 лет назад, 29 января 1994 года, не стало одного из самых талантливых актеров советского театра и советского кино – Евгения Павловича Леонова. Он был не просто большим артистом, он был настоящим человеком. Из сотен сохранившихся воспоминаний коллег и современников о Евгении Павловиче нет ни одного бросающего тень на его личность. В этом материале собраны мудрые пронзительные наставления Евгения Павловича сыну, сохранившиеся в письмах.

Евгений Павлович родился в Москве 2 сентября 1926 года. Еще с детства он мечтал стать артистом, закончить школу, поступить в театральное, но война разрушила планы. В 1941 году 15-летний Евгений бросил школу и устроился на авиационный завод, учеником токаря.

«Чтобы знать жизнь — надо жить. Не беречь себя от конфликтов своих и чужих, не бояться опасности, риска, не искать пути полегче, не бежать от ответственности, не думать, что твоя хата с краю и что ветры времени тебя не коснутся».


Евгений Павлович Леонов с сыном Андреем (фотография 1960 года)

Учиться актерскому мастерству Евгений Павлович начал уже после войны. В 1948 году был принят в Московский драматический театр им. К. С. Станиславского, тогда же начал сниматься в кино. Его первыми ролями были эпизоды в фильмах «Карандаш на льду», «Счастливый рейс», «Спортивная честь».

«В моей жизни бывало так, что меня обижали, как мне кажется, напрасно, незаслуженно. А у меня такая позиция, что, если человек меня обидел, я его исключу из своей жизни… я могу с ним здороваться и разговаривать, но он для меня «Как Человек» — уже не существует…»

Евгений Павлович Леонов с сыном Андреем (фотография 1962-1963 года)

Слава настигла Евгения Павловича после премьеры фильма «Полосатый рейс». Планировалось, что фильм популяризирует цирковой аттракцион дрессировщицы Маргариты Петровны Назаровой, сыгравшей вторую главную роль, но, как оказалось, талант Леонова был ярче таланта Назаровой. Зрители запомнили именно его, а не трюки с тиграми.

«Бывает достаточно всего одного доброго слова, чтобы почувствовать себя окрылённым. И очень важно, чтобы это слово было сказано при жизни человека».


Евгений Павлович Леонов с сыном Андреем (фотография 1965 года)

С этого момента Евгения Павловича начали приглашать в 2-3 кинопроекта в год. В 1974-м году он перешел в Театр им. Ленинского комсомола, художественный руководитель которого, Марк Анатольевич Захаров, благосклонно относился к кинокарьере артиста.

«Вообще-то, я думаю, совсем неспособных к добру людей нет. Бывает, что человек ожесточился и ему кажется, что в его душе нет места для доброты, но это ошибка, это временно: не совершая добрых дел, человек чувствует себя неуютно в этом мире».


Евгений Павлович Леонов с сыном Андреем (фотография 1974 года)

Самым дорогим человеком в жизни Евгения Павловича был его сын – Андрей, также ставший известным артистом. Уже, в 2000-х, Андрей Евгеньевич разрешил опубликовать письма отца. Для исследователей творчества Евгения Павловича — настоящее счастье прикоснуться к этим осколочкам необъятной жизненной мудрости артиста.

«Для кого-то Бог на небе, а для кого-то в собственном сердце. И этот Бог в сердце не даёт опуститься ниже определенного человеческого уровня… Он не позволит ударить ногой собаку, обидеть старика, плохо относиться к родителям».


Евгений Павлович Леонов с женой Вандой Владимировной и сыном Андреем (фотография конца 1980-х)

Последнее интервью Евгений Павлович дал незадолго до своей смерти, в конце 1993 года. В нем отразилась боль артиста об исчезнувшем государстве, стала явной глубина его личного понимания нового мира, нового устройства жизни.

«Мне лично почему-то кажется, что сама по себе политика — дело чистое. А вот насчёт людей, которые ее делают, — тут надо разговаривать».

«Говорят: сейчас другое время. Другой Бог. Другая нравственность. Другая Правда. Но в том-то и дело, что Другого Бога не бывает. И другой нравственности не бывает. И другой Правды. Всё затоптать нельзя. Особенно в искусстве».