«У Янковских принято: гуляй, но семью сохраняй » Сложная любовь актрисы и модели Оксаны Фандеры


Оксана Фандера уходила от своего супруга Филиппа Янковского много раз, но по иронии судьбы возвращалась обратно.

Их знакомство произошло в 1988 году, когда Оксана заняло второе место на первом в СССР конкурсе красоты «Московская красавица». Филипп был «по уши» влюблен в Оксану. Фандера же, напротив, не испытывала особых чувств и не видела «главу» будущей семьи в сыне знаменитого актера. Но как это часто случается, помог случай. Оксана забеременела. Ей было двадцать три, Филиппу на год меньше. Узнав о случившемся, Олег Иванович в срочном порядке «назначил» свадьбу, несмотря на то, что ранее не видел молодую модель в качестве невестки.


Оксана на конкурсе красоты

Поначалу у молодоженов все складывалось более чем удачно. Спустя несколько лет Оксана закончила ГИТИС, стала профессиональной актрисой. Но, как оказалось, что вся семья во главе с Олегом Ивановичем были заняты изо дня в день решением одного вопроса: как избавить Филиппа от наркотической зависимости.

Оксана всё себе могла представить, но только не это.

Филипп же, кроме всего прочего, спокойно заводил романы на стороне. Весь в отца, ну это же генетика? Одним из самых нашумевших романов Филиппа были отношения с Леной Перовой, в прошлом солистки группы «Лицей».


Филипп и Лена Перова
Когда Филипп перестал появляться ночами дома, Фандера не выдержала и ушла.

Палочкой-выручалочкой Филиппа стал отец, который слёзно умолял Оксану вернуться: «Он без тебя пропадёт, пожалей Филиппа…»


Следует отметить, что много шума наделал и племянник Филиппа — Денис, который не только сам употреблял наркотики, но и хранил их.


Племянник Филиппа — Денис в зале судебного заседания
Несмотря ни на что, Оксана и Филипп вместе без малого тридцать лет. Как признается актриса:

«С человеком нужно находиться ровно столько, сколько тебе хочется с ним оставаться. И чувство долга здесь совершенно ни при чем. Когда понимаешь, что тебя любят, но ты при этом свободен, или ты любишь и даешь свободу другому, в этом, конечно, есть доля риска. Но разве запреты спасли хоть один брак?»